Наплюй, — успокаивает меня Клык. — Все равно сейчас закрывать будут.

Может, мы здесь переночуем? Здесь хорошо, тихо… — Игги в библиотеке явно понравилось.

Осмотревшись, замечаю, что народу в зале больше не осталось. Мы последние, если не считать охранницы в форме. И она уже полным ходом направляется к нам.

Не думаю. Нас отсюда сейчас турнут.

Что-то в этой тетке меня настораживает. Может, ее размеренная походка? В мозгу бьют колокола тревоги.

— Делаем ноги…

Ребята понимают меня с полуслова. Мы в одну секунду находим лестницу и стремглав несемся вниз.

Каждой клеткой, каждым нервом напряженно жду появления толпы ирейзеров. Выскакиваем в сумеречный свет вечерней нью-йоркской улицы, проносимся мимо помпезных львов.

Ни-ко-го! Погони Наплюй, — успокаивает меня Клык. — Все равно сейчас закрывать будут. за нами нет!

Давайте обратно в парк на метро поедем, — устало просит Надж.

Уже поздно. Мы единодушно решили снова ночевать в Центральном Парке. Он большой, темный, деревьев много — есть где спрятаться.

— Всего каких-то восемнадцать кварталов, лучше пешком, — возразила было я, но тут же в глаза мне бросилось истощенное лицо Ангела. Она далеко еще не оправилась от тех опытов, которые проделывали над ней белохалатники. И я передумываю:

Ладно, только давайте сначала посмотрим, сколько нам это будет стоить.

Ко входу в метро всего пять ступенек вниз, а меня уже колотит. Ангел, Надж и Газман устали так, что в Наплюй, — успокаивает меня Клык. — Все равно сейчас закрывать будут. замкнутом они пространстве или нет, им уже по фигу. Но Игги, Клык и я не находим себе места.

Проезд в метро — два бакса с носа. Детям ниже сорока четырех инчей — бесплатно. Сколько, интересно, инчей у нас Ангел будет? Ей всего шесть лет, но росту в ней уже верных четыре фута будет. Так что — дважды шесть — двенадцать — метро обойдется нам в двенадцать баксов.

Хотя… хотя в окошечке для продажи билетов — никого. Значит надо их покупать в автомате. Если, конечно, очень этого хотеть. А если не очень хотеть, то нам шестерым перемахнуть через турникет — дело плевое, особенно, если вокруг ни души Наплюй, — успокаивает меня Клык. — Все равно сейчас закрывать будут..

Сэкономив двенадцать зеленых, торчим на платформе в ожидании поезда. Стоим пять минут, десять. Десять до-о-олгих минут под низкими гулкими сводами — и я готова лезть на стенку и орать во все горло. А что, если за нами следят? А что, если сию минуту сюда нагрянут ирейзеры?


documentabxcaaz.html
documentabxchlh.html
documentabxcovp.html
documentabxcwfx.html
documentabxddqf.html
Документ Наплюй, — успокаивает меня Клык. — Все равно сейчас закрывать будут.